среда, 21 октября 2009 г.

В Евразии готовится технологическая контрреволюция

 

EurasiaNet

В Евразии готовится технологическая контрреволюция ("EurasiaNet", США)

Стефан Бланк (Stephen Blank), 28 августа 2009

Появление сетевых социальных платформ, таких как Twitter и Facebook, изменило характер политического инакомыслия. Правда, как показали волнения, имевшие место этим летом в Иране и Китае, авторитарные правительства тоже усвоили свой урок и не отстают от революционных веяний в телекоммуникационной сфере.
Эксперты по вопросам политического развития Евразии сегодня полагают, что авторитарные правительства региона развернули наступление, направленное на подавление оппозиции и свертывание развития гражданского общества. Судя по недавним убийствам двух видных российских правозащитников – Натальи Эстемировой и Андрея Кулагина – подобное наступление осуществляется традиционными репрессивными методами. Задержание трех молодежных активистов в Азербайджане являет собой еще один пример той же стратегии.
Но многие правительства региона еще и наращивают усилия, призванные установить контроль над использованием сети Интернет как в качестве средства общения, так и в качестве средства распространения информации. Самым ярким примером здесь стало репрессивное законодательство Казахстана, регулирующее деятельность в сети Интернет, подписанное недавно президентом этой страны Нурсултаном Назарбаевым – без сомнения, под впечатлением событий в Синьцзяне и Иране.
Этот новый закон идет вразрез с обещанием Казахстана реформировать деятельность СМИ, данным Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ). Астана взяла на себя эти обязательства в рамках подготовки к своему председательству в ОБСЕ в 2010 году. Шаги Казахстана по ужесточению контроля над потоком информации внутри страны является угрожающим признаком, свидельствующим о том, как Астана собирается осуществлять свои обязанности на посту председателя ОБСЕ.
Казахстанское законодательство является логическим продолжением шагов по введению контроля над сетью Интернет, предпринятых Россией в 2004-2005 гг. с целью на волне революций в Грузии и Украине. Но, по мнению американских экспертов, казахстанский закон является еще более драконовским и вполне может стать образцом для подражания для правительств других центральноазиатских стран. Помимо последних законодательных ограничений, региональные власти могут прибегать и к электронным средствам подавления голосов недовольных. Так, например, серьезным хакерским атакам в последнее время подверглись ряд оппозиционных сайтов.
Неудивительно, что и Россия, и Кыргызстан проявляют интерес к казахстанскому законодательству, стремясь взять его на вооружение. А в Азербайджане депутат парламента Айнур Галиева выступает за регулирование сети Интернет с помощью нового правительственного агентства, которое якобы нужно создать для защиты детей от вредоносного контента. Все эти признаки указывают на общую решимость не позволить населению свободно использовать информационные технологии в целях самоорганизации и отстаивания своих гражданских и человеческих прав, не говоря уже о выражении политического недовольства.
Одним из наиболее зловещих признаков в этой области стало появление в России в начале июля на официальном сайте министерства связи распоряжения за номером 65, предписывающего всем почтовым службам предоставлять Федеральной службе безопасности (ФСБ) по соответствующему запросу частную переписку и данные об отправителях и адресатах. Распоряжение также отменяет неприкосновенность электронной корреспонденции, обязывая операторов обеспечивать ФСБ доступ к своих электронным базам данных, Такого закона не существовало даже при советской власти, хотя предшественник ФСБ, КГБ, все равно занимался перлюстрацией.
Этот приказ откровенно противоречит положениям Международного пакта о гражданских и политических правах, принятого Организацией Объединенных Наций в 1976 году. Нарушает оно и статью 23 Конституции РФ, гарантирующую неприкосновенность телефонных разговоров, почтовых отправлений и других средств связи. Эта статья недвусмысленно гласит, что данное право гражданина может быть отменено только по решению суда.
Приказ № 65 идет рука об руку с деятельностью министерства внутренних дел (МВД) по отслеживанию настроений в обществе с целью предупреждения массовых акций протеста в связи с ухудшением экономической ситуации. Кроме того, в МВД создается элитное подразделение, так называемый "авангард" – своего рода силы быстрого реагирования, призванные не допустить превращения массовых демонстраций в средство достижения политических перемен.
Эти чрезвычайные меры представляют собой гигантский шаг вперед на пути возврата к тоталитаризму в России. Они также свидетельствуют о том, что возможность волнений в России в обстановке нынешнего экономического кризиса внушает Кремлю глубокую озабоченность.
От редактора: Стефан Бланк является профессором Военного колледжа армии США. Взгляды, выраженные в этой статье, никоим образом не являются выражением взглядов вооруженных сил США, министерства обороны или американского правительства.

Предлагаю ознакомиться с аналогичными статьями:



Комментариев нет: